face

О внутривидовой конкуренции Homo sapiens

Когда стадо антилоп спасается от льва, то и каждой антилопе, и льву для выживания достаточно бежать быстрее самой медленной антилопы.

Вся биологическая жизнь — это конкуренция. И растения, и животные выработали великое разнообразие способов нападения и обороны, обмана и выявления обмана. Всякий раз в этой войне адаптаций достаточно лишь на волос обойти соперника. Именно миллионы минимально необходимых усовершенствований создали и акулу, и хамелеона, и гепарда, и скунса. Броня броненосца ровно такой толщины, какой она должна быть, и не толще. Орёл летает не быстрее, чем нужно.

Замечу, что половой отбор вносит некоторые коррективы: рога оленя и хвост павлина намного больше, чем нужно для выживания в среде. Но и тут действует общий принцип: хвост у самца павлина должен быть лишь чуточку больше и красочнее, чем у других самцов.

У человека с его передаваемой из поколения в поколение культурой конкуренция вышла на новый уровень. Гонка вооружений стала в миллионы раз быстрее, чем неповоротливая эволюция.



Недавно я был в музее мореплавания в Мадриде и удивлялся тому, насколько важным в средние века было вооружение кораблей. Я имею в виду не специализированные военные корабли, а, например, торговые. Просто для того, чтобы доставить груз, кораблю необходимо было иметь пушки. Более того, было время, когда суда описывали не длиной, а числом пушек: «в порт зашёл двадцатипушечник». Разумеется, военные издержки и риски составляли немалую часть конечной цены перевозимых товаров.

Read more...Collapse )
face

Шкафчик

Сюжет рассказа-пародии на Стивена Кинга: «Шкафчик» («The Locker»). Не любите кровавые ужасы — не читайте. Я предупредил.

Главному герою 14 лет, и его обижают одноклассники, выбирая способы в меру своей скудной фантазии. То подложат ему кнопку на стул, то украдут учебник, пока он вышел из класса на перемену, то сыграют в «волейбол» его шапкой. Ничего оригинального. Поскольку это же токсичное окружение вдолбило ему в голову представление о том, что жалуются учителям только «стукачи», он всякий раз молчит.

Глумятся над парнем за то, что он низкого роста, за то, что ходит в очках, за то, что хорошо учится, за то, что одевается не так, как все. Было бы желание, а повод найдётся. Отдельную богатую тему для издёвок составляют обеды, которые мальчик приносит с собой из дома, поскольку из-за сильной аллергии он не может питаться в школьной столовой. «Что тебе мамочка сегодня с собой дала? Небось, вкусное детское питание? Бугага! А сиську уже совсем не даёт, или только когда хорошо себя ведёшь? Бугагагага!»

Однажды утром несчастный пацан, как обычно, кладёт коробку с домашней котлетой в свой шкафчик в раздевалке и идёт на первый урок. На перемене после урока начинается очередной сеанс унижения, в ходе которого у парня отнимают ключ от шкафчика и спускают его в унитаз. В обеденное время мальчик остаётся голодным, но, разумеется, никому не жалуется.



Read more...Collapse )
face

Думайте вне коробки

Мой шестилетний сын Бенджамин в игре «да-нет» загадал: что это такое, на «С» начинается, на «И» кончается?

— Это можно есть?
— Нет.
— Это живое?
— Да.
— Оно летает?
— Нет.
— Плавает?
— Нет.
— Ходит?
— Да, ходит и ползает.
— Издаёт какие-нибудь звуки?
— Да.
— Это можно встретить в квартире?
— Да, и ещё в саду.
— Ты не боишься взять это в руки?
— Нет, уже много раз брал.

Бабушка с дедушкой, тётя с дядей ломают головы. Что же это такое, на «С» начинается, на «И» кончается? Перебирают формы множественного числа — может быть, собаки (в саду?), слизняки (но вроде они звуков не издают)? Но нет, Бенджамин говорит, что это одно существо, а не несколько.

Угадали только после подсказки: «Это такой человек».

ОтгадкаCollapse )

moby

О правах шахматистов

Вы только не подумайте, я не противник шахмат. Я считаю, что каждый имеет право играть во что хочет, с кем хочет. Я только против того, когда всё это, знаете, выпячивается напоказ. Не надо мне свои шахматы совать в лицо, ладно? Избавьте меня, пожалуйста, от этого зрелища:



Read more...Collapse )

face

Два совета

Решил поделиться двумя весьма похожими советами. По крайней мере, я сам стараюсь так поступать.

Первый совет касается бытовых долгов. Бытовой долг — это когда приятель просит взаймы до получки. Мой подход к этому вопросу такой: я соглашаюсь дать в долг только в том случае, если я готов этому человеку эту сумму денег подарить. Это не значит, что эти деньги ко мне не вернутся. Могут и вернуться; если человек отдаст, я приму, но покуда не отдаёт, я не числю мысленно выданную в долг сумму как актив, не ожидаю возвращения, не рассчитываю на него. Понятно, что для разных людей такая сумма будет разной. Например, я легко могу простить коллеге его половину платы за проезд в такси, если он забыл деньги и обещает вернуть при следующей встрече, — если, конечно, такое поведение не становится системой. Для близких людей «лимиты», конечно, другие, но общее правило остаётся тем же.

Второй совет — об информации. Принцип простой: я сообщаю кому-либо какую-либо информацию, только если я готов к тому, что она станет публичной. Единственная по-настоящему закрытая информация — это та, которая известна только мне одному. Нельзя чуть-чуть приоткрыть информацию и ожидать, что она останется закрытой. Я никогда не говорю: «только никому не говори!» — того, о чём нельзя никому не говорить, вы от меня и не услышите. Кстати, одно из следствий: я не пытаюсь скрывать свой адрес электронной почты и прочую контактную информацию. Все спамеры его и так уже знают, зато мне не приходится заменять символ @ словом «собака».

Из обоих правил существуют исключения. Для первого правила — это кредиты с оформлением договора и процентами. Я этим не занимаюсь, но моя позиция в принципе такого не исключает, при здравой оценке рисков и доходности. В любом случае мне было бы неловко подписывать такого рода договоры с друзьями и родственниками.

Исключение из второго правила — люди, связанные профессиональной этикой: психолог, врач, адвокат, нотариус. Исключение касается только тех из них, кто оказывает мне конкретные услуги, и только в контексте этих услуг.

face

Зачем государству запрещать аборты

В авторской радиопередаче «Код доступа» за 30 мая 2015 обозреватель «Эха Москвы» Юлия Латынина несколько удивила свою постоянную аудиторию таким заявлением: «закон о запрете абортов… с моей точки зрения это абсолютно правильный закон». Тухлых помидоров Латынина не боится.

На тему абортов обычно спорят с эмоциональными аргументами с обеих сторон. «Как вы можете уничтожать жизнь» против «Женщина должна иметь право выбора». В обоих случаях — апелляция к идеалам той или иной системы ценностей. А между тем, государство в принятии такого рода решений руководствуется отнюдь не системой ценностей, а экономическими и политическими соображениями, а уж под них можно и этическую базу подвести.

Так вот, доступность абортов — это такой аспект качества жизни. Наряду с отпуском по уходу за ребёнком, или возможностью оформить паспорт через интернет, или доступом за границу. Это одна из тех вещей, жить без которых можно, но хуже. И вот Латынина, если я её правильно понял, имеет в виду, что для России сейчас доступные аборты — непозволительная роскошь. В нынешней экономической и демографической ситуации, считает она, для страны оправдано поступиться некоторой частью качества жизни и заставить народ ещё потуже затянуть пояса.

Read more...Collapse )

Другое дело, что, судя по жуткой статистике (1,8 млн абортов в 2004 году, 900 тысяч в год сейчас), для большинства населения России аборт по-прежнему остаётся вторым по важности средством планирования семьи после прерывания полового акта. И вот это уже вопрос к системе здравоохранения, почему до сих пор большинство населения пренебрегает нормальной контрацепцией.



face

Вам нужно срочно завести котёнка

А вы уже завели котёнка? Нет? А когда думаете заводить?

Посмотрите вокруг — у всех уже есть по одному, а то и по два котёнка. Вы же не думаете так и прожить всю жизнь без котов?



У меня в вашем возрасте уже было двое. Первый котёнок появился случайно, ещё в студенчестве. Тогда у меня не было ни жилья, ни денег — не хватало даже себе и котёнку на еду. Пришлось тогда работать в две смены, забросить учёбу и почти совсем не спать, но я ни о чём не жалею. Послушайте меня, и вы не пожалеете!

Read more...Collapse )

face

В СССР солнце светило ярче. Выпуск 1: Кому ништяки?

Ничто так не оживляет затишье в папке «Входящие», как добротный провокационный политический пост. Поэтому будет серия постов о том, почему многие считают, что при советской власти жилось лучше. По одному посту на причину.

Кое о чём уже написала zabavakrasava, в частности, о пресловутой колбасе по 3,60. Вкратце: иллюзия о дешёвой колбасе теряет свою убедительность, если подсчитать, сколько колбасы можно было купить на среднюю зарплату тогда, и сколько теперь. (По ссылке расчёт для Украины; для России эффект будет ещё сильнее.) А я сегодня напишу о другой стороне этой иллюзии, а именно о том, сколько в действительности можно было купить этой колбасы.

Read more...Collapse )

Завтра напишу ещё об одной причине, по которой некоторые тоскуют по советской власти. А пока — жду комментариев о том, как я ничего не понимаю, и в совке было счастливое детство, справедливое равенство и бесплатные путёвки в санаторий.

face

Закон или справедливость

У всех нас есть интуитивное понимание того, что справедливость — это хорошо и желательно, и представление о том, что это такое. Скорее всего, оно включает в себя в той или иной форме представления о равенстве и о соответствии деяния и воздаяния. Большинство из нас согласится, что, если трое нашли в лесу пирог, то справедливо будет разделить его поровну. Чем сложнее конкретная ситуация, тем больше неопределённость относительно её справедливого разрешения, и больше простор для конфликтов. Что идеал, о котором мы спорим, недостаточно определён — это только полбеды. Настоящие проблемы возникают тогда, когда спор о справедливости затрагивает наши личные интересы.

Эволюция оптимизировала человека для выживания в условиях, в которых наши предки находились порядка 100 000 лет назад. Антропологи считают, что политика была постоянным атрибутом первобытной жизни в саванне, а это неизбежно создавало эволюционное давление. Успешнее выживал тот, кому лучше удавалось убедить остальных, что ненавистного соперника Углака нужно убить в интересах всего племени. Мы с вами точно не потомки несчастного Углака. Тысячелетия естественного отбора сформировали у нас не способность рассуждать не точно, а убедительно. Если тот или иной исход в наших интересах, мы запросто можем обосновать, почему именно так и будет правильно и справедливо, причём делаем мы это зачастую незаметно даже для самих себя, искренне желая добиваться справедливости беспристрастно.

Read more...Collapse )

Предпочтение в пользу той или иной парадигмы можно проверить следующим кейсом. Кстати, результаты этого опроса в разных странах сильно различаются. Итак, вы находились на пассажирском сиденье в то время, когда ваш друг превысил скорость и вследствие этого сбил пешехода насмерть. Других свидетелей происшествия, кроме вас, нет. Адвокат говорит, что если вы дадите показания, что друг ехал с разрешённой скоростью, то его оправдают; если расскажете правду — посадят.

Poll #2009521 Этическая задачка

Что вы скажете в суде?

Правду (и тогда друга посадят)
10(71.4%)
Ложь (друга оправдают)
4(28.6%)


face

Клуб Настоящих Альтруистов

По мотивам эссе «Уровень нормы».

Я знаю людей, которых такие, как по ссылке выше, перечисления скорее демотивируют, чем вдохновляют. Когда человек видит, что один усыновил двоих детей, другой содержит целый приют для животных, то понимает, что на такое он не готов. А меньше ему делать стыдно. Как будто усыновление глухонемого сироты — это минимальный взнос для вступления в Клуб Настоящих Альтруистов.

Не можете сделать много — сделайте мало. Делать мало не должно быть стыдно. Пожертвовать на хорошее дело сто тугриков — это на сто тугриков лучше, чем ничего не пожертвовать.

Я нередко читаю под каким-нибудь сбором средств утверждения, что, если каждый читатель этого блога пожертвует по некоторой маленькой сумме, то сбор будет завершён за один день. Удивляет, насколько мала бывает эта сумма. Но, конечно, все не жертвуют, а жертвует меньшинство, но в бо́льших объёмах. То есть одни люди делают много во многом потому, что другие не делают нисколько. Если бы малый вклад стал социальной нормой, сильно снизилась бы необходимость в больших.