face

Ахиллес и смерть

Хотя Ахиллес и сын богини Фетиды, он не обладает бессмертием. Предрешены день и час, когда перережет нить его жизни неумолимая мойра Атропос. Но пока этого не произошло, Ахиллесу остаётся какое-то время на его подвиги, и он не умрёт, пока не проживёт отпущенные ему дни до последнего. Когда ему останется год, то он должен будет сначала прожить полгода. Когда останется день — не умрёт, не прожив сначала полдня. Даже в последний час, минуту или секунду ещё остаётся по меньшей мере половина этого времени, чтобы пожить.

Из дружеских бесед с Зеноном Элейским Ахиллес знает, что не может прожить всё оставшееся ему время, не проживя его половины. Даже если бы он точно знал, когда ему суждено умереть, то оставшаяся жизнь, этот конечный, казалось бы, отрезок, представлялась бы ему бесконечным рядом всё сокращающихся, но никогда не сходящих на нет промежутков времени. Поскольку Ахиллес не может пережить сам момент смерти, ведь после смерти не будет сознания, которое могло бы отдать себе в этом отчёт, то пока Ахиллес жив, он бессмертен. Может, это всё-таки передавшаяся ему тень бессмертия его матери?

Жить надо так, как будто никогда не умрёшь. Не надо думать о смерти, надо жить жизнь. Что бы я сделал, если бы узнал, что мне осталось жить считанные годы, месяцы или недели? Жил бы дальше, как ни в чём ни бывало (по крайней мере такова моя установка на этот случай), ведь пока я мыслю, то не умру, а когда умру, то не будет меня, чтобы понять, что я умер.

Даже если осталось жить одну минуту — сначала проживём полминуты, а потом посмотрим.

In English: Achilles and Death
> Из дружеских бесед с Зеноном Элейским Ахиллес знает

Эх, прочитал бы кто-нибудь тому Зенону школьный математический курс (в частности, о сходимости бесконечных последовательностей)...
Зенон знал, что последовательность сходится, ведь она изначально получена делением ограниченного отрезка. Его волновало другое: если пространство и время делимы на сколь угодно мелкие части, то как же можно всё-таки попадать из одной точки в другую, проходя на пути бесконечно много промежуточных положений? Поэтому Зенон считал пространство и время лишь иллюзиями.

(Правда, ему не пришло в голову другое объяснение, которое могло бы разрешить парадоксы, — о том, что время и пространство не делимы бесконечно мелко, а квантуются.)
Зенон всё-таки не знал про исчисление бесконечно малых, и поэтому противоречием он считал то, что сумма бесконечно многих интервалов может быть конечна.

Математики и физики доквантовой эпохи это противоречие в XVIII-XIX веках разрешили, результатом чего и стали действительные числа, математический анализ и ньютоновская механика.
Ахиллес и смерть
No comment...
Абсолютно самодостаточный пост.