face

Сумасшедший успех

Один врач был хорошим специалистом, даже очень хорошим, но ему этого было мало. Он мечтал быть гением. С годами эта мечта превратилась в мечту о том, чтобы его сын вырос гением.

А был наш врач специалистом по физиологии мозга. Он исследовал мозги выдающихся деятелей науки и искусства и нашёл общую для них особенность, скорее даже аномалию. После долгой серии проб и ошибок он создал сложнейший препарат, который, если его принять в течение первых месяцев жизни, вызывает такую аномалию в развивающемся детском мозгу. И так ему хотелось, чтобы его сын стал гением, что он тайком скормил своему новорожденному ребёнку экспериментальную таблетку.

Сын рос самым настоящим «вундеркиндом». За три года он закончил школу, ещё за два — университет, но общаться со сверстниками не научился и к тридцати годам. Его стремительный взлёт на поприще нейрохирургии уступал только ещё более стремительному развитию паранойи и маниакально-депрессивного психоза. В тридцать три года его эксцентричное поведение перешло границы приемлемого, и его отстранили от должности в больнице и отправили на принудительное лечение. Лёжа в психиатрической лечебнице, он продолжал «научные исследования», которые на протяжении последних двух лет представляли собой ядрёный параноидальный бред. Вскоре после выхода из больницы бедняга совершил самоубийство, поскольку мир, очевидно, оказался не готов к его открытиям.

Тем не менее, вклад, который несчастный успел внести в развитие нейрохирургии до того, как его полностью поглотила болезнь, неоценим. Его имя не только внесли в учебники по предмету, но и присвоили болезням, методам, процедурам и даже улицам.

Старик отец, чья фамилия в итоге всё же оказалась выбитой на золотой табличке, собрался было уничтожить оставшиеся образцы и записи о своём злополучном исследовании, но обнаружил, что всё это куда-то пропало. Результаты его труда попали в руки тайных агентов правительства, которое стало использовать препарат для повышения научного и творческого потенциала нации. Специальная секретная организация выявляла кандидатов — в меру успешных, но тщеславных учёных, художников, композиторов — и предлагала сделать из их детей гениев. При этом люди в чёрном умалчивали, что неизбежное последствие приёма «эликсира гениальности» — прогрессирующие психические расстройства, поначалу выступающие движущей силой выдающегося ума, но в итоге приводящие либо к самоубийству, либо к полному распаду личности.

За какие-то полвека страна стала лидером в области науки, задаёт погоду в литературе, живописи, музыке. Достижения новых Бетховенов и Эйнштейнов вписаны золотыми буквами в историю человечества. И только родители «синтетических гениев» знают, какую цену тем пришлось заплатить за бессмертие.

Навеяно обзором «10 сумасшедших, которые нас заразили» о психических расстройствах, которыми страдали Есенин, ван Гог, Хэмингуэй, Гоголь и другие — эта статья заставила меня задуматься о цене гениальности.

In English: Mind-blowing Success
А какова статистика? Если среди гениев сумасшедших в процентном отношении столько же, сколько среди обычных людей, то who fucking cares?
Я вообще под словом «гениальность» понимаю патологическое отклонение, проявления которого несут большую общественную пользу. Если человек отклонений не имеет, но отметился выдающимся вкладом в человечество, то для меня это не гений, а человек, который очень эффективно использовал возможности своего нормального мозга (или другой части тела). Проще говоря, я понятие гениальности в первую очередь связываю не с достижениями человека, а с его полезной анормальностью.

К сожалению, очень немногие из «анормальных» тепло воспринимаются обществом. В большинстве случаев они считаются асоциалами, глупыми мечтателями, психопатами и прочими.
Порылся в Вики и выяснил, что мое понимание гениальности соответствует понятию савантизма.
Поскольку общепринятого определения гениальности не существует, то и это годный вариант.