face

Давайте будем оптимистами

Принято считать, что оптимизм — это хорошо, а пессимизм — плохо. Бытовое понимание оптимизма и пессимизма звучит как-то так: «оптимист во всём видит хорошее, а пессимист — плохое». Давайте посмотрим, намного ли оптимизм лучше пессимизма в узком контексте прогнозирования измеримых величин, и есть ли им обоим альтернатива.

Допустим, перед нами стоит некоторая задача, и требуется оценить, сколько времени уйдёт на её выполнение. Конечно, мы не знаем этого точно, но у нас есть ценный источник информации: знание о том, сколько времени раньше уходило на выполнение хоть и не идентичных, но подобных задач. Мы смотрим туда, а там разброс такой:



Высота столбика означает число случаев, в которых задача заняла столько времени, сколько отложено по горизонтальной оси. В двух случаях выполнение задачи заняло три дня, в пяти случаях — четыре дня, ещё в одиннадцати — пять дней, и так далее. Для удобства всего 100 случаев, поэтому один случай — это один процент.

И вот разные участники проекта дают разные ответы. Алёна видит, что задачу в принципе возможно сделать быстро, поэтому она отвечает: постараемся справиться за 3–5 дней. Борис смотрит, что иногда работа затягивалась, и говорит: нам потребуется 9–11 дней. Очевидно, что Алёна даёт оптимистичный, а Борис — пессимистичный прогноз. (Угадайте, чей прогноз больше нравится менеджерам.)

Если характер задач не изменился принципиально, то и в последующих случаях можно ожидать похожего расклада: например, примерно в 23% из них задача будет выполнена за неделю. Применительно к одному случаю, исход которого заранее неизвестен, можно говорить о распределении вероятностей: вероятность завершения ровно за семь дней равна 23%.

Теперь посмотрим, насколько точными оказались прогнозы. Прогноз Алёны сбудется в 18 случаях из 100, а Бориса — в 21 случае. Иными словами, оптимистичные сроки будут сорваны с вероятностью 82%, а пессимистичные окажутся завышенными в 79%. (Угадайте, какой исход доставляет менеджерам больше проблем.) Средний срыв Алёниных сроков составит 2,2 дня, а среднее завышение прогноза Бориса — 2,01 дня.

И оптимизм, и пессимизм — ни что иное, как систематические ошибки прогнозирования. Оптимист систематически оказывается удивлён реальностью, которая выдаёт менее благоприятный исход, чем ожидалось. Удивление пессимиста скорее приятное, но он систематически перезакладывает ресурсы, которые оказываются не нужны.

По сравнению с обоими выигрывает Василий, который прогнозирует выполнение задачи за 6–8 дней. При той же широте интервала, что у первых двоих, он окажется прав в 61% случаев! Конечно, он тоже ошибается (с вероятностью 39%), но средний срыв сроков у него всего 0,33 дня, а средний перезаклад — 0,27 дней.

Здесь описан случай, когда все участники пользуются историческими данными. В действительности такие прогнозы чаще всего делаются без оглядки на историю, и тогда оптимистами обычно оказываются даже те, кто «по жизни» пессимист. Почему так получается, расскажу в следующий раз.

я тебе говорила свое мнение: оптимист, как по мне, это не тот, который предъявляет завышенные ожидания, а тот, который при неудачах быстрее восстанавливается и старается найти максимум позитивных моментов в происходящем.

планирование тут, имхо, не при чем.

сроки планирования - так уж точно.

Я могу разве что представить, как кто-то говорит "в нашем путешествии все будет хорошо и даже отлично".
Но это, скорей, значит, что человек выражает надежду и уверенность, что сможет справиться даже с негативным развитием событий.