face

Зачем государству запрещать аборты

В авторской радиопередаче «Код доступа» за 30 мая 2015 обозреватель «Эха Москвы» Юлия Латынина несколько удивила свою постоянную аудиторию таким заявлением: «закон о запрете абортов… с моей точки зрения это абсолютно правильный закон». Тухлых помидоров Латынина не боится.

На тему абортов обычно спорят с эмоциональными аргументами с обеих сторон. «Как вы можете уничтожать жизнь» против «Женщина должна иметь право выбора». В обоих случаях — апелляция к идеалам той или иной системы ценностей. А между тем, государство в принятии такого рода решений руководствуется отнюдь не системой ценностей, а экономическими и политическими соображениями, а уж под них можно и этическую базу подвести.

Так вот, доступность абортов — это такой аспект качества жизни. Наряду с отпуском по уходу за ребёнком, или возможностью оформить паспорт через интернет, или доступом за границу. Это одна из тех вещей, жить без которых можно, но хуже. И вот Латынина, если я её правильно понял, имеет в виду, что для России сейчас доступные аборты — непозволительная роскошь. В нынешней экономической и демографической ситуации, считает она, для страны оправдано поступиться некоторой частью качества жизни и заставить народ ещё потуже затянуть пояса.

У женщины, которая сделала бы аборт, но которую государство заставляет рожать, остаётся меньше ресурсов, которые можно потратить на себя. Иными словами, государство вменяет населению в обязанность прокормить некоторое количество новых людей, которые иначе не родились бы. Это такая же гражданская повинность, как, например, служба в армии. Причём если последняя теоретически распространяется на всех мужчин, то от первой можно совершенно легально откосить, используя контрацептивы.

В общем, Латынина считает, что аборты нужно запретить, чтобы остановить сокращение численности населения. Мол, «если бы сохранялись прежние темпы рождаемости в России, то к 2000 году нас бы жило 600 миллионов человек». Впрочем, зачем же останавливаться на запрете абортов? Запрет средств предохранения позволит достигнуть этой цели ещё быстрее.

Моё же мнение таково: меня совершенно не возбуждает численность населения страны, равно как и площадь её территории. Я не стал бы вписываться за такую цель и не стал бы голосовать за партию, которая к ней стремится (теоретически, если бы такие аспекты государственного целеполагания зависели от моего голоса). Жилищная ситуация вроде той, что сейчас в Китае, меня ни капельки не прельщает. Меня интересует качество жизни, а не количество жизней.

Другое дело, что, судя по жуткой статистике (1,8 млн абортов в 2004 году, 900 тысяч в год сейчас), для большинства населения России аборт по-прежнему остаётся вторым по важности средством планирования семьи после прерывания полового акта. И вот это уже вопрос к системе здравоохранения, почему до сих пор большинство населения пренебрегает нормальной контрацепцией.



Featured Posts from This Journal

У нас все проблемы решаются через одно место. Ударим повышением рождаемости по высокой смертности.)
Они не понимают, что большинство людей, родившихся в результате таких незапланированных родов будут обузой, а не полезными членами общества. Это все делается для временного затыкания дыр (типа в армии не хватает солдат). А то, что после армии такой товарищ отправится прямиком в тюрьму или умрет от отравления алкоголем, передоза наркотиков или еще какой радости, их не очень волнует.
Возможно и понимают. Только их мало это волнует.
Государство-инкубатор, женщины-конвееры... а вообще, такая совковость. Все ближе и ближе к средневековью.
Латынину не слушала, но осуждаю
Леш, я не уверена, что имела в виду Латынина, говоря о поддержке законопроекта по абортам. Дело в том, что там предполагается вывод абортв из системы ОМС, то есть аборты не становятся нелегальными, они просто перестаю быть бесплатными.

В принцыпе, это логично. С одной стороны, в системе здравоохраненя нет денег на необходимое (например, лекарства для онкологических больных, которые, к слову, не виноваты в том, что заболели). С другой стороны, система оплачивает прерывание беременности по НЕМЕДИЦИНСКИМ ПОКАЗАНИЯМ (и несоциальным, к коим относятся, например, последствия изнасилования), то есть оплачивает свободный выбор, скажем так, не вполне/не всегда сознательных граждан. Мне такое распределение денег честным/справедливым не кажется...

С другой стороны, конечно, вывод абортов из ОМС может вызвать рост социального сиротстсва, а рост числа отказных детей, в свою очередь, повысит расходы государства (читай, налогоплатильщиков)...

Re: Латынину не слушала, но осуждаю
Там отдельно были упомянуты штрафы частным клиникам за аборты не по медицинским показаниям.
Re: Латынину не слушала, но осуждаю
Ну тогда - это все уже было, при Сталине, после Великой Отечественной... И от криминальных абортов (а если уж женщина на аборт решилась, она его сделает) массово умирали. Не все, конечно, многие просто потом никогда не могли родить. Ну а кто-то (были у меня такие пациентки, бабушки-божьи одуванчики) по 20-25 абортов в молодости делали - и ничего, только в 50-60 лет в глубоких старух превращались, но это, может, и не от того... В принципе, у Улицкой в "Казусе Кукоцкого" достаточно подробно описанно.
Re: Латынину не слушала, но осуждаю
Она там приводит несколько оценок того, сколько женщин умерло в результате подпольных абортов; там получается от 300 до 900 за 1937 год, при том, что рождаемость после запрета абортов выросла на миллион в год. То есть чисто по цифрам получается оправданная мера, если ничто человеческое не брать в расчёт.
Может все-таки таким способом заставляют предохраняться?
Не получится. Если народ дремучий, его можно только проосвещать. Экономические меры просто приведут к тому, что люди станут жить хуже.
Дети должны появляться, когда родители готовы их воспитывать со всей ответственностью, могут содержать их финансово.