face

Пост рыбы и справедливости

Норвежским школьникам на уроках политики дают такую задачку. Давайте порешаем?

Старина, Весельчак, Забияка, Трудяга и Невезучий отправились на рыбалку и поймали 25 кг рыбы. Как справедливо разделить между ними улов?



Старина не рыбачил, но его были лодка и снасти — дедушкино наследство.

Весельчак тоже рыбу не ловил, а развлекал остальных песнями под гитару.

Забияка недавно подрался и теперь ходил в гипсе, поэтому и он не рыбачил, зато всю дорогу критиковал остальных.

Трудяга не выпускал из рук удочку от начала до конца и наловил 25 кг трески.

Невезучий трудился не меньше Трудяги, но — вот невезение — у него сегодня совсем не клевало.

Понятно, что у задачи нет «правильного ответа»; вопрос о том, какой должна быть справедливость — тема острейших политических дебатов.

Пожалуйста, вписывайте в поля опроса только числа. Если есть особые положения — кого-то не взять в следующий поход, выбросить рыбу в море или что-то в этом роде, напишите комментарий. Я обещаю наглядно подвести итоги, а также рассказать, какие ответы дали перед недавними выборами норвежские политические партии. Чем больше перепостов вы сделаете, тем интереснее будет статистика!

Poll #2022440 Как разделить улов по справедливости?

Старине:

Весельчаку:

Забияке:

Трудяге:

Невезучему:



Понравилась задачка? Разместите, пожалуйста, её в своём журнале, а также подпишитесь на мои публикации.

Featured Posts from This Journal

  • Закон или справедливость

    У всех нас есть интуитивное понимание того, что справедливость — это хорошо и желательно, и представление о том, что это такое. Скорее всего, оно…

  • Трудиться на благо тех, кто трудится на благо народа

    Кто-то работает исключительно ради денег, кто-то получает непосредственное удовольствие от выполнения работы, а для многих большое значение имеет тот…

  • XXI век: прощай, качество?

    Согласно одной истории с невыясненной степенью достоверности, на рубеже XIX и XX веков инвесторы считали автомобиль коммерчески бесперспективным…

Безусловно, в таком случае Старина должен получать свою долю улова, т.к. он вкладывает свой труд. Просто в задаче ничего явно не сказано об этом.
Повторю свой тезис озвученный ранее: если лодка используется в качестве инструмента формирования прибавочной стоимости, то лодка должна быть национализирована, т.к. является инструментом эксплуатации человека человеком. В случае описанном тобой, когда Старина вкладывает свой труд, свои ресурсы в сервисное обслуживание лодки, об эксплуатации не может быть и речи. Он получает свою долю улова не за сам факт частной собственности на лодку, а за свой труд по её сервисному обслуживанию. Т.ч. тут ты либо неправильно меня понял, дружище, либо пытаешься жонглировать понятиями.
Резюмирую, чтобы не было неясностей: каждый член общества имеет право на свою долю в общественном продукте на основании своего труда, вложенного в его производство (как напрямую, так и косвенно); мифическое право частной собственности не является основанием на получение доли в общественном продукте.
Право частной собственности на средства производства является по сути своей легализованным правом преступного отъёма продуктов труда владельцем этой собственности у производителей данных продуктов.
Наглядный пример — ситуация, сложившаяся в Ресурсной Федерастии. Посредством ряда легализованных мошеннических по своей сути схем (приватизация государственных предприятий, недр, земли; залоговых аукционов и т.п.) власть имущая верхушка присвоила себе право частной собственности на некогда общественные (государственные) средства производства. Теперь эти средства производства являются инструментом производства прибавочной стоимости.
При этом речь не может идти о том, что это единичный случай. Исторически всегда и везде формирование частной собственности происходило практически также. Жила-была община, пахала общинную землю, охотилась на дичь в общинном лесу, ловила рыбу в общинной реке, распределяла продукты своего труда примерно пропорционально трудовому вкладу каждого члена общины. Потом или нашёлся в общине, или пришёл откуда-то извне некто в плечах пошире, с дубиной побольше, с голосом погромче и заявил: «Этот лес, эта река, эта пахота — моя частная собственность!», а тем, кто стал возражать, дубиной по кумполу легализовал своё право частной собственности. С тех пор все члены общины стали отстёгивать этому широкоплечему голосистому малому долю продукта, которая по научному называется прибавочной стоимостью. А потом, спустя пару поколений, его внук заявляет: «Эта земля принадлежала ещё моему деду! Она охраняется правом частной собственности! Продолжайте и мне платить долю!»
Ты, наверняка, попытаешься возразить, что в случае с лодкой всё не так, лодку когда-то своими руками сделал дед Старины, вложил свой труд и т.д., и т.п. Да, но раз дед Старины, вкладывая свой труд в строительство лодки, не умер с голоду, да ещё и оставил потомство, значит пока он строил эту лодку, коллектив кормил его, делился с ним своим продуктом. Значит по фактически вложенным ресурсам коллектив, включая и деда Старины, должен быть собственником лодки.
Слабое место всех апологетов права частной собственности — это происхождение объектов частной собственности. Допускаю, что есть случаи непреступного, честного происхождения данных объектов, но в таких случаях эти объекты — ничтожны с точки зрения их доли в общественном хозяйстве. Невозможно честно, в гордом одиночестве, в свободное время от работы, обеспечивающей твои потребности в еде, крове и прочих мат. благах, построить, например, завод; невозможно, откладывая свои трудовые сбережения, купить нефтепромысел, и т.д.