snowman

Осадочек не остаётся

Как я уже писал, меня принёс аист с Проксимы Центавра b*. Поэтому сызмальства я совсем не умел в то, что здесь называют социальным взаимодействием, а уже по мере взросления неплохо научился притворяться нормальным. Когда мне это надо.

Предположим, я иду к бюрократу, от которого мне нужна какая-то бумажка. С моей точки зрения, у этого взаимодействия два возможных исхода: дали бумажку, не дали бумажку. Первый вариант, разумеется, предпочтителен, поэтому я буду говорить и делать то, что, исходя из моих знаний, увеличит вероятность успеха.

С точки зрения типичного уроженца Земли, у этой же ситуации есть четыре исхода: дали бумажку и обошлись хорошо, дали бумажку и обошлись плохо, не дали бумажку и обошлись хорошо, не дали бумажку и обошлись плохо. Под «обошлись плохо» может пониматься открытое хамство или пассивная агрессия. То есть может так случиться, что бумажку дали, а осадочек остался. В общем, всё сложнее.

Не могу утверждать, что у меня выше, чем у «нормальных людей», процент успеха в получении бумажек, но, кажется, мне это психологически легче даётся: у меня не остаётся того самого осадочка. Если, скажем, выдавая бумажку, чиновник презрительно на меня посмотрит и пробормочет себе под нос что-нибудь вроде «понаехали тут», я не то что не обижусь, а даже не замечу. Бывает, что мне потом о таких вещах рассказывают люди, с которыми мы вместе ходили: я выхожу довольный, что бумажку получил, а спутник — разозлённый хамским поведением бюрократа.

Read more...Collapse )
snowman

Первое, второе

А расскажите мне, пожалуйста, почему нельзя есть, к примеру, колбасу, если только что съел сладкий десерт. Ну, кроме той причины, что в детстве учили есть в правильном порядке: сначала первое, потом второе, потом десерт, и ни в коем случае не наоборот.
snowman

Что мне надеть

В детстве, примерно до полового созревания, я считал человеческое тело не более чем самоходной системой жизнеобеспечения для мозга, вроде оболочки Далеков из «Доктора Кто». В соответствии с этой концепцией, одежда человеку нужна для того, чтобы не замёрзнуть и не перегреться.

Впрочем, лично я знал об этих двух опасностях лишь теоретически. Для того, чтобы сознательно выбирать одежду по погоде, нужно было бы хоть раз ощутить на себе дискомфорт, одевшись чересчур легко или тепло, а этого моя мама ни за что не допустила бы. Поэтому те или иные вещи я надевал даже не для того, чтобы не замёрзнуть, а исключительно потому что, если надеть не то, мама заставит переодеваться. О том, чтобы задуматься, как я хотел бы выглядеть, речи тем более не шло. Это было мне так же безразлично, как состав воздуха, который я выдыхал.

Однажды мне подарили на день рождения джинсы. Насколько я сейчас понимаю, тогда это было что-то желанное и труднодоступное. Не помню, сколько мне было лет, но это был дошкольный возраст или начальные классы. Я тогда расплакался, потому что, с моей точки зрения, меня оставили без подарка. Одежда не могла быть подарком. Это был бессмысленный, не имевший для меня никакой ценности предмет. Штаны — это то, что маме нужно, чтобы я надевал, — но подарили их почему-то мне.

Read more...Collapse )
snowman

Научился не ходить в белом пальто

Современная прикладная психология учит нас избавляться от навязанных обществом стандартов, наследственных сценариев и стереотипных ролей, соприкасаться с собой здесь и сейчас, принимать себя целиком без стыда и вины, — в общем, предлагает эдакий светский вариант просветления под лозунгом: «С тобой всё в порядке».

Можно, например, совершенствовать своё тело, заниматься спортом и питаться по науке, а можно этого и не делать, и если кто-то не делает, то не становится от этого хуже. Это его выбор, за который ему не должно быть стыдно.

К сожалению, многие забывают применить этот принцип к самому процессу достижения просветления. Например, если человек остаётся в токсичных созависимых отношениях, это не делает его плохим или недостойным. Развитие осознанности и прочая психологическая работа над собой — это работа. Как и в случае со спортом и диетой, это инвестиция, которую не все готовы совершать, и уж точно никто не обязан.

И уж конечно не стоит, достигнув некой вехи в психологическом самосовершенствовании, смотреть сверху вниз на тех, кто этого не сделал. «Вот я научился не ходить в белом пальто, а вы-то не научились».

snowman

Кот в мешке

Выражением «купить кота в мешке» обозначают ситуацию, когда сделка заключается вслепую. Купил неизвестно что в непрозрачном мешке, открываешь — а там кот. Как будто это что-то плохое!



Только котика жалко, а продавец мудак. Кто же зверя в мешке держит?

Так что купить кота в мешке означает положить конец издевательству над животным и получить нового домашнего любимца.
snowman

Эс как доллар

Когда одному носителю русского языка приходится диктовать другому какую-нибудь тарабарщину латиницей, вроде адреса электронной почты, он обычно возвращается в детство и начинает описывать эти закорючки словами. «Эс как доллар, эс как русская эс, и с точкой...»

Нет, это не потому, что говорящий не знает, как называются буквы английского языка. Это потому, что говорящий не уверен, что это знает слушатель, или что он догадается, что под «и» подразумевается буква «e», а не «i». «Народные» названия английских букв в русском языке позволяют продиктовать эту чёртову почту любому дураку или дуре по телефону в шумном месте.

Недостатков у этой системы два: она значительно медленнее, чем Alpha-Bravo-Charlie, и во время её использования чувствуешь себя по-идиотски. В контексте английского или норвежского языка я всегда пользуюсь системой Alpha-Bravo-Charlie, и меня всегда понимают. А вот с носителями русского нельзя быть увренным, что они знают, на какую букву начинается Echo или Quebec. Что интересно, для русского языка стихийно сложиласть практика использования имён, обычно произвольных, но распространёных: Николай, Сергей, Иван, Виктор.

А в альтернативной вселенной американцы диктуют друг другу адреса кириллицей: «ess like English C, oo like English Y, schsha like fuck you that's how».

snowman

О носках и утюгах

И ещё немного о носках, граблях и подсознании в продолжение темы двух последних дней. Если у вас есть проблематичная особенность психики, это не значит, что проблему невозможно решить, обойти или хакнуть. На эту тему вспоминается анекдот, рассказанный мне одним психологом. Пересказываю по памяти.

Женщина обращается к психотерапевту с проблемой: она всё время мучается сомнениями, не забыла ли дома включённый утюг. Сколько она ни проверяет утюг перед уходом, сколько ни возвращается, уже выйдя из дома, для дополнительной проверки, полностью устранить сомнения не удаётся. Часто бывает, что из-за тревоги она не может сконцентрироваться на работе, и ей приходится отпрашиваться и бегать домой, чтобы проверить утюг.

Гештальт-терапевт помогает ей разобраться в причинах своей тревоги. Несколько сеансов они говорят об отношениях клиентки с матерью и в конце концов добираются до травмирующего эпизода в раннем детстве.

А когда женщина с такой же проблемой обращается к специалисту по когнитивно-бихевиоральной терапии, тот советует ей, выходя из дома, брать утюг с собой.
snowman

Подсознание не одобряет

Да, конечно, если в целом вменяемый муж каждый день спрашивает у жены, где его носки, то у него проблемы не с памятью. Наверное, пишут мне читатели, это у него подавленная агрессия к жене так проявляется, что он каждое утро провоцирует ссору с ней.

Есть такое распространённое объяснение: подсознание саботирует волю сознания через будто бы случайные ошибки. Сознание хочет быть с этим человеком, а подсознание решило иначе и поэтому ставит сознанию палки в колёса: стирает информацию о том, где носки, «забывает» закрыть тюбик с зубной пастой и оставляет не в том положении сиденье унитаза.

Действительно, многие процессы в человеческой психике недоступны прожектору сознательного внимания. И, конечно же, регулярное повторение одного и того же сценария имеет ту или иную скрытую причину. Вот только из этого вовсе не следует, что эта причина связана именно с тем человеком, который прямо сейчас находится рядом.

Люди склонны воспроизводить во взрослой жизни элементы из своих травматических сценариев. Например, родители несправедливо обвинили маленького ребёнка в том, чего он не делал, а потом он во взрослой жизни всем пытается доказать, что он хороший. Это неутолимое стремление, потому что окружающие не ведут себя так, как должны были когда-то повести родители, и даже если вдруг поведут, этого будет недостаточно, потому что это должно было произойти именно тогда.

Read more...Collapse )
snowman

Где мои носки?

В одной паре муж каждое утро спрашивал у жены, где его носки. Все десять лет брака носки лежали в одном и том же ящике комода. Она отвечала, он благодарил, а на следующее утро всё повторялось.

Сначала жену это забавляло, потом начало бесить. В ответ на его вопрос она стала укорять его за то, что он, как умственно отсталый, каждый день спрашивает про эти чёртовы носки. Неужели трудно было за столько лет запомнить, где они лежат?

А муж понятия не имел, куда у него каждый день пропадает из головы знание, где носки, хотя, например, основы интегрального исчисления не пропадают. Он сначала стыдился того, что каждый день беспокоит жену одним и тем же вопросом, потом стал злиться на неё за то, что она всякий раз ругала его в ответ. Неужели трудно просто сказать, где они лежат?

Каждое утро они ссорились. Это давно уже было не из-за носков, а просто осточертело, ну сколько можно вот это вот всё. Поначалу они сразу мирились, потом стали мириться к обеду, потом к вечеру, потом просто стали молча ложиться спать.

Read more...Collapse )
snowman

Почему я не хожу в походы

В детстве как-то было понятно, что одни личные качества — положительные, а другие — отрицательные. Хорошо быть добрым, честным, смелым, трудолюбивым. Плохо — ленивым, эгоистичным, трусливым, злопамятным. Будь как тот парень; не будь, как этот.

Насколько я помню, быть терпеливым и выносливым считалось желательным. Терпеть дискомфорт и не жаловаться — это я неплохо умею. Где-то в тридцать лет я с удивлением узнал, что это не всегда хорошо для меня самого. Оказалось, что моё долготерпение — невроз, снижающий качество жизни. Я привык игнорировать боль, голод, усталость, не уделять внимания своим потребностям. Если вовремя поесть, одеться по реальным ощущениям, выспаться, не заниматься тем, что не нравится, то качество жизни будет выше. Жить приятнее, если позаботиться о себе.

И я стал учиться прислушиваться и заботиться. Оказалось, что свой комфорт можно сложить из множества вещей, которые я привык считать неважными. Этому я ещё только учусь, но жить действительно стало лучше.

Проблема, однако, в том, что терпеливым и выносливым быть удобно. Например, когда-то я спокойно мог выбрать авиаперелёт с ночной стыковкой в аэропорту, взять с собой спальник и переночевать в зале ожидания. Сейчас я так не делаю, ведь это некомфортно. А это означает, что мне приходится выбирать более дорогие рейсы, чтобы не ночевать в аэропортах.

Получается, что внимание к своим потребностям ограничивает мои возможности. Мне подходит меньше вариантов проведения времени, путешествий, занятий, чем раньше, и это меня беспокоит. У меня на чердаке по-прежнему лежат спальники, палатка и походный рюкзак, но мысль о ночёвке в лесу меня не очень-то привлекает: там же будет ни горячего душа с утра, ни матраса с памятью.

Если отвлечься от оценок, то терпение и выносливость — это одна из возможных стратегий. Есть преимущества, есть недостатки. Хорошо бы ещё было уметь переключать стратегию в зависимости от приоритетов в данный момент. Пока что получается односторонний процесс: если научился замечать какую-то свою потребность, то всё, обратно джинн в бутылку не лезет. Даже не знаю, открывать ли очередную бутылку. Вот привыкну, например, сидеть в особо удобном кресле, и потом мне будет плохо в обычном, хотя раньше не было такой проблемы.

Или можно как-то иначе, и я чего-то не вижу?