April 2nd, 2019

snowman

Почему не по-английски

Мои израильские коллеги, глядя на стену кириллицы в моём Facebook-аккаунте, интересуются, почему я не пишу по-английски, ведь это международный язык, а, значит, потенциальная аудитория шире.

Простой и очевидный ответ на этот вопрос заключается в том, что, если я стану писать по-английски, то потеряю большинство нынешних постоянных читателей.

Но есть и более глубокая причина: я вряд ли осилил бы такой проект на английском. Дело здесь совсем не в языке. Я знаю и люблю английский язык и с удовольствием на нём пишу иногда. Дело скорее в том, что я не знаю, о чём говорить с той самой потенциально более широкой аудиторией.

С вами, дорогие читатели, у меня гораздо больше общего, чем один лишь русский язык. Многое из того, чем я с вами делюсь, опирается на общий культурный контекст. Многое не нужно объяснять, потому что у вас как-то так же было в детстве, или как-то похоже сейчас.

По этой же причине, кстати, я не пошёл бы к нерусскоязычному психотерапевту. Языковой барьер меня не беспокоит, а вот через культурные границы терапия работает малоэффективно, если вообще работает.

Двенадцать лет в эмиграции, оказывается, не меняют этого положения дел.