Alexey Feldgendler (feldgendler) wrote,
Alexey Feldgendler
feldgendler

Categories:

Две учительницы

Признаю, что мой вчерашний пост преувеличивает ужасы школы. Расскажу для баланса кое-что позитивное из моих школьных воспоминаний.

Литературу я в школе не любил. Надо было читать какие-то навязанные книги вместо тех, которые были мне интересны, а потом разбирать их в классе. Учительница литературы, Татьяна Семёновна, обожала литературных героев золотого века и ненавидела реальных подростков. Она вызывала очередного гопника к доске и спрашивала: «Давай, рассказывай чувства Татьяны к Онегину! Что, не готов? Садись, два!»

Потом Татьяна Семеновна обычно начинала орать на весь класс. Она выкрикивала слова вроде «нравственность», «честь» и «самоотверженность». Всё это было у персонажей классических романов, а у нас, конечно, не было. Мы были безнадёжные, морально разложившиеся, и только полное отсутствие стыда спасало нас от того, чтобы всем классом от него умереть.

Худшим занятием на уроках литературы для меня было писать сочинения. К ним предъявлялись требования по минимальному объёму, и я мучительно вытягивал текст до этой длины. Для этого я обычно пересказывал Белинского и других критиков, отрывки из статей которых были напечатаны в учебнике. О том, чтобы иметь по теме сочинения собственное мнение, вопрос не стоял. Большинство произведений из программы по литературе вообще рано читать в школьном возрасте, а человеку с низким эмоциональным интеллектом — тем более. Поэтому в основном я просто не понимал произведений, которые меня заставляли читать.

Когда я писал эти ненавистные сочинения, то представлял себе, как сразу после окончания школы торжественно сожгу тетрадь по литературе и никогда, никогда больше не напишу ни одного сочинения. Тетрадь я действительно сжёг, а вот со второй частью всё оказалось иначе. Если бы мне кто-то тогда сказал, что в 2019 году я по свой воле стану ежедневно писать эссе, сравнимые по объёму со школьными сочинениями, я бы ответил, что меня с кем-то перепутали.

Тем не менее, сейчас я люблю писать и делаю это с удовольствием. В этом нет ни малейшей заслуги Татьяны Семёновны, которая, казалось, делала всё для того, чтобы отбить любые зачатки интереса к своему предмету. Зато в этом, как ни странно, есть заслуга Людмилы Николаевны, учительницы физики.

Физику я любил и хорошо понимал. Там не нужно было думать и говорить о чувствах, а нужно было ставить эксперименты и проводить расчёты. Законы физики были изложены в учебнике прямым текстом, и от меня не требовалось иметь о них своё мнение или давать им этическую оценку. Не любил я на уроках физики только одного: «творческих работ».

Творческие работы были личной методикой Людмилы Николаевны, а не частью стандартной программы. Среди заданий встречались такие, как, например, эссе на тему «Если бы не было инерции» или даже задание в свободной форме о своём отношении к астрологии. Я страшно возмущался, потому что это же не урок литературы — почему я должен и тут писать какие-то сочинения?!

Тем не менее, благодаря этим творческим заданиям мне приходилось писать такие тексты, которые я никак не мог бы наполнить пересказом Белинского вперемешку с «водой». Приходилось думать и честно писать. К счастью, в отличие от литературы, темы эссе по физике были мне понятны и даже интересны. Со временем мне это начало нравиться.

Я благодарен Людмиле Николаевне вдвойне. Во-первых, спасибо ей за блестящее объяснение школьной программы по физике — сейчас я отчётливо помню, что в школьной физике не было ничего сложного, а это многое говорит о профессионализме преподавателя. А во-вторых, я благодарен за то, что Людмила Николаевна сделала за Татьяну Семёновну её работу и научила меня писать. Помимо очевидной пользы от этого умения в деловой жизни, оно сейчас лежит в основе увлечения, без которого мне уже трудно вообразить свою жизнь, — этого блога.

Спасибо, Людмила Николаевна. Я горжусь тем, что был Вашим учеником.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment