Category: лытдыбр

snowman

Открытие, которого я не сделал

Дети начинают учиться вовсе не в первом классе и даже не в детском саду. В первые годы жизни каждый ребёнок спонтанно, без целенаправленного обучения, делает сотни открытий. Одно из наиболее известных открытий, которое дети постепенно делают в течение второго года жизни, называется «постоянство объектов»: предметы продолжают существовать, даже когда их не видно. Ребёнок, который ещё не осознал постоянства объектов, искренне удивляется, когда взрослые играют с ним в игру «ку-ку»: спрятанное за ладонями мамино лицо внезапно появлется снова! Такое появление невозможно предсказать, не осознавая постоянства объектов, поэтому оно ощущается, как чудо.

Большинство детей в определённом возрасте сами делают это и многие другие открытия, но иногда что-то идёт не так. Многие из таких фундаментальных сбоев раннего развития хорошо заметны окружающим и делают нормальную взрослую жизнь очень трудной или невозможной. Другие, похоже, не настолько обязательны, и случается, что люди живут практически нормально, так и не осознав того, что большинству становится ясно ещё в дошкольном возрасте.

Collapse )
snowman

Никто не придёт

У меня есть такой детский страх — «никто не придёт». Я позову всех на свой день рождения, а никто не придёт. Я открою бизнес, а никто не придёт. Я напишу пост, а никто не придёт.  Никто не сочтёт меня достаточно интересным, чтобы прийти. Причём именно никто не придёт, ни единой души. Так и буду сидеть в пустой комнате с праздничными украшениями и ждать, как дурак.

Я не имею ни малейшего понятия, откуда у меня этот страх. У меня ни разу в жизни не было так, чтобы на мой день рождения никто не пришёл. Тем не менее, даже на четвёртом десятке страх то и дело нашёптывает мне что-нибудь вроде: «Никто не придёт... Никто не захочет тебя читать... Никто не подпишется на твой канал... Никто не придёт...».

И знаете что, дорогие читатели? Вы — лучшее опровержение тех страшилок, которые он там шепчет. Каждый из вас захотел на меня подписаться. Вас много, вы классные, и вы пришли. И страх отступает. Спасибо вам.

snowman

О бессмысленных советах

— Ты не любишь себя. Надо просто себя полюбить.

— Люди поступают с тобой так, потому что ты им это позволяешь. Перестань позволять им так с тобой обращаться.

— Если ты продолжаешь находиться в этой ситуации, значит, у тебя есть потребность в страдании. Тебе нужно решить, что не хочешь больше страдать.

— Ты слишком много тревожишься о том, что от тебя не зависит. Расслабься и живи.

Всё это говорится обычно людям, которым сейчас плохо, и которые воспринимают свою ситуацию как безвыходную: альтернатив нет, или они ещё хуже. Каждый из этих советов состоит из двух частей: первая говорит, что человек что-то делает неправильно и поэтому сам виноват в том, что с ним происходит, а вторая предписывает прекратить делать неправильно.

Независимо от того, соответствует ли первая часть действительности, каждый из этих советов представляет собой адскую манипулятивную комбинацию. Во-первых, говорящий как бы выражает, что вы ему небезразличны, и он хочет помочь. Во-вторых, он показывает, что он мудрее вас, ведь ему очевидно то, чего вы почему-то не видите. В-третьих, подразумевает, что он более развит, чем вы, потому что у него самого таких примитивных проблем нет и быть не может. В-четвёртых, сообщает, что вы, неосознанная тряпка, сами виноваты. В-пятых, заявляет, что его социальный ранг повыше вашего, ведь он учит вас, как жить, а вы слушаете.

Collapse )
snowman

О моих организаторских способностях

Необходимость позвонить куда-то по телефону может испортить мне целый рабочий день. Он делится на «до звонка» и «после звонка». Сразу звонить нельзя, ведь я ещё не готов и не продумал все варианты, в каком случае я что скажу. Но и начинать какое-нибудь большое дело до звонка тоже не стоит, ведь тогда придётся делать перерыв на этот злополучный звонок.

Вместо звонка лучше, конечно, написать SMS, но это не спасает рабочий день, потому что надо отслеживать, ответят ли на сообщение, и если за час-другой не ответят, то всё равно придётся звонить.

Основная проблема заключается в том, что телефонный разговор, в отличие от переписки, происходит в реальном времени. Допустим, меня спрашивают, подходит ли мне встретиться в субботу во второй половине дня. Произнесли вопрос, хлопнули по кнопке шахматных часов. На то, чтобы обдумать ответ, у меня есть секунд пять. С помощью всевозможных «эээ…» это время можно продлить до пятнадцати секунд. За это время надо понять, подходит ли мне предложенное время. Есть ли у меня другие планы? А может, есть что-то, что я не успел занести в календарь? А где я буду в это время? А сколько добираться? А может, я просто забыл о чём-то, что делает встречу невозможной? Если ошибусь — придётся потом звонить (о ужас) и передоговариваться (о ужас о ужас о ужас).

Collapse )
face

Пять минут из жизни с дефицитом внимания

Надо не забыть принять сегодня таблетку. Вот как выйду из душа, так сразу и приму. Чёрт, почему я всегда вспоминаю о том, о чём надо не забыть, в те моменты, когда я не могу ни сразу этого сделать, ни даже записать? Надо придумать какой-нибудь защищённый сенсорный экран для душа, в который можно тыкать мокрыми пальцами. Можно просто большой герметичный полиэтиленовый конверт, в который кладётся обычный планшет. Нет, запотевать будет. Пускай будет просто микрофон, в который можно сказать: «принять таблетку». А когда закончил мыться, записанное воспроизводится.


Как и в случае с ручками для невесомости, есть решение проще.

Так вот, таблетка. Надо не забыть её принять. Хорошо, что снова об этом вспомнил, а то мысли убежали от таблетки и могли к ней уже не вернуться. Надо теперь удержать в голове, пока не закончу. Прямо вот думать о таблетке. Таблетка, таблетка, таблетка. Неужели можно пять минут повторять одно слово и не начать думать о другом? Таблетка-таблетка-таблетка. Ритмично так. Вот если барабанщику во время концерта придёт в голову, что надо принять таблетку, то он легко сможет барабанить и повторять.

У некоторых, похоже, такой проблемы вообще нет. Если они решили сделать что-то, когда наступят некоторые условия, например, принять таблетку после душа, то запросто возьмут и сделают это. Вот как только решили это сделать, так сразу в мозгу отводится какой-нибудь специальный нейрон, который с этих пор занимается тем, что отслеживает наступление заданного условия и уведомляет сознание в нужный момент. Ну можно же из 86 миллиардов нейронов выделить один для конкретной цели! Вот почему нельзя сознательно этим выделением управлять? Как будто будильник на смартфоне ставишь.

Collapse )
face

На правах диванной сотни

Я ничего не писал о Майдане и российско-украинской войне, хотя мне есть, что сказать, потому что не считал, что имею право на публичное мнение на эти темы. Дело даже не в том, что у меня до сих пор паспорт с двуглавым орлом, который мне последний год стыдно показывать пограничникам. Я просто считаю, что только украинцы имеют право публично рассуждать о том, как им жить, как обороняться от внешних захватчиков, какую выбирать власть, и хорошо ли эта власть делает свою работу. «Не за то мы на Майдане стояли» может говорить только тот, кто там стоял.

Collapse )
face

XXI век: прощай, качество?

Согласно одной истории с невыясненной степенью достоверности, на рубеже XIX и XX веков инвесторы считали автомобиль коммерчески бесперспективным изобретением. Тем не менее, Генри Форду удалось получить кредит в $1400 на создание завода по производству автомобилей на весьма жёстких условиях. По подсчётам выходило, что доходы от продажи автомобилей не смогут окупить вложения за тот срок, на который Форд смог получить кредит. Возможно, Генри Форд так и не стал бы человеком, который сделал автомобиль доступным для миллионов людей, если бы не потрясающая по коммерческой отдаче идея, посетившая его голову. Идея заключалась в том, чтобы изготавливать автомобили заведомо менее надёжными, чем это возможно, и зарабатывать на продаже запасных частей. Форду приписывают высказывание: «Я делаю автомобили для того, чтобы продавать для них запчасти». Новая бизнес-модель позволила Форду построить прибыльное предприятие, вовремя вернуть кредит и стать первым в мире массовым производителем автомобилей.

Форд многое дал как индустрии, так и обществу; например, современная 40-часовая рабочая неделя и само понятие “weekend” стали стандартом де-факто после внедрения такой организации труда в Ford Motor Company. Но вот одно из его изобретений, а именно «делать заведомо хуже, чем можешь, если это коммерчески оправдано», принесло миру сомнительную выгоду. Конечно, если бы не Форд, то кто-нибудь другой додумался бы до этой простой, как всё гениальное, идеи, а, возможно, и до него кто-то уже применял на практике подобный подход. Сегодня, когда, куда не плюнь, всюду видишь живые примеры его использования, самое время задуматься о причинах и следствиях этого явления.

Здесь надо отличать производство товаров или услуг просто низкого качества от производства с заведомо более низким качеством, чем то, на какое способен производитель. Так, например, производитель программного обеспечения, выпускающий программы с ошибками, ещё не попадает в силу этого в данную категорию, поскольку полностью избавиться от ошибок в программах невозможно (более того, возможно, что способности данного конкретного производителя настолько ограничены, что он, например, не может делать менее, чем одну ошибку на десять строк кода, или что программист плохо работает, потому что ему мало платят). Нас скорее интересует производитель, выпускающий недоотлаженные программы, чтобы больше зарабатывать на технической поддержке или стимулировать платные обновления. Каковы же причины, по которым для производителя может быть коммерчески оправданным выпуск заведомо менее качественной продукции, чем это возможно?
  • Выпуск ненадёжной продукции стимулирует спрос на сопутствующие товары или услуги (запчасти, ремонт, техподдержка).
  • Недолговечный товар стимулирует спрос на сам товар, приобретаемый на смену сломанному или износившемуся.
  • За счёт малой себестоимости товара низкого качества удаётся снизить потребительские цены и получить бóльшую прибыль в результате массовости.
  • Менее качественный товар удаётся выпускать быстрее или в бóльших объёмах, что позволяет получить конкурентное преимущество перед теми, кто выпускает более качественную продукцию.
  • На современном рынке качество продукции не является основным инструментом конкурентной борьбы, уступая, в частности, эффективной рекламе.
  • На рынке сложилась ситуация, когда в силу вышеперечисленных причин все участники рынка выпускают продукцию низкого качества; в этих условиях в данной отрасли не имеет смысла выпускать более качественные товары, поскольку потребителю в любом случае приходится выбирать из имеющегося.
Трудно сказать, хорошо или плохо то, что подход Генри Форда повсеместно применяется в современной индустрии. С одной стороны, многих потребительских товаров, например, тех же автомобилей, мы просто не увидели бы без этого, или они были бы элитными товарами, доступными лишь крайне немногим. С другой стороны, снижение качества продукции напрямую вредит потребителю. Особенно сильно это проявляется в результате последней из перечисленных причин: наподобие цепной реакции, она побуждает производителей всё сильнее экономить на качестве, чтобы получить конкурентное преимущество другими способами (низкие цены, большие объёмы, реклама). Конкуренция по принципу «кто сделает лучше», похоже, осталась за бортом современной экономики и сохранилась только в отдельных отраслях со специфическими рыночными условиями.

Каждый из нас выступает и производителем, и потребителем. На работе мы участвуем в производстве товара или услуги, в остальное время потребляем то, что выпустили другие. Как потребитель, каждый, безусловно, непосредственно заинтересован в том, чтобы предлагаемые нам товары были качественными, тогда как в роли производителя человеку может быть выгодно экономить на качестве. Очевидно, что отношение к качеству у одного и того же индивидуума может быть радикально противоположным, когда он попеременно выступает в разных ролях. Поэтому где-то должна быть точка противоречия, где сталкиваются два подхода. По моему мнению, существуют три различные модели, по которым может строиться отношение к качеству:
  1. Человек может принять как должное то, что почти вся потребляемая им продукция — низкого качества, — ведь он и сам на работе делает не лучше.
  2. Можно руководствоваться двойными стандартами и ожидать от рынка высококачественных товаров, одновременно занимаясь производством низкокачественных.
  3. Наконец, можно требовать качества от предлагаемых товаров и применять те же требования к результатам собственной работы.
Надо отметить, что наёмный работник, руководствующийся принципами третьего типа, неизбежно вступает в явный или, чаще, неявный конфликт с нанимателем, стремящимся экономить на качестве.

Пожалуй, я отношусь к третьему типу работников. Вторую разновидность взглядов я вообще не могу уложить в своей голове, а для первой я, возможно, несколько старомодно воспитан. Качественное выполнение творческой работы приносит мне непосредственное эстетическое удовлетворение, и, в частности, именно ради такого удовлетворения я работаю сейчас именно в этой сфере труда и именно на данном предприятии. Совсем недавно я отказался от предложения значительно более высокой зарплаты в другом месте, где работа была мне по силам, но совсем не интересна. Приняв это решение, я осознал, что я работаю далеко не только для того, чтобы зарабатывать деньги; важной составляющей того, что я получаю от своей работы, является то самое эстетическое удовлетворение, которого я просто не получу, если буду работать хуже, чем могу, в угоду, скажем, скорости. Поэтому цели мои и моего нанимателя, увы, расходятся: я выжимаю из своей должности максимум эстетического удовольствия, выполняя свои обязанности настолько качественно, насколько только могу, а наниматель стремится получить от меня меньшие сроки, больший объём и всё, что угодно, только не качество. Этот конфликт интересов на текущий момент неявный. Если он в будущем станет явным, мне придётся менять место работы.

В заключение предлагаю ответить на вопрос: а для вас какая из трёх моделей ближе к истине? Пожалуйста, не голосуйте, если вы не прочитали запись полностью.

Poll #600832 А как вы совмещаете два подхода к качеству?

А как вы совмещаете два подхода к качеству?

Модель 1.
2(10.0%)
Модель 2.
3(15.0%)
Модель 3.
10(50.0%)
Принципиально иная модель (пожалуйста, опишите в комментарии).
2(10.0%)
Передо мной не стоит такая проблема (пожалуйста, напишите, почему).
3(15.0%)

In English: The 21st Century: Goodbye to Quality?