Category: образование

snowman

Это знает каждый

Что должен уметь ребёнок к началу учёбы в первом классе? Ответ зависит от страны и от конкретной школы. Где-то нужно уже уметь читать и считать, а где-то это не обязательно. Тем не менее, есть довольно много знаний и умений, владение которыми неявно ожидается от детей повсюду — и подавляющее большинство детей успешно берут этот рубеж без участия профессиональных педагогов. Например, для школы может быть допустимо, что ребёнок, поступающий в первый класс, не умеет считать. Но если к этому возрасту ребёнок не понимает концепции «один», то это большая редкость и трудность для педагогов.

Многие из знаний, о которых я говорю, относятся к области не математики или языка, а… философии. Как академическая дисциплина, философия окружена отчасти заслуженной дурной славой бессмысленного разглагольствования на абстрактные темы вроде «что есть бытие». Изучать её надо, как известно, чтобы сдать экзамен. Мы обычно не задумываемся, что довольно многие философские концепции чрезвычайно важны для человека, потому что поняли их в раннем детстве без формального обучения.

Вот несколько примеров философских теорий, которые подавляющее большинство людей самостоятельно формирует в детстве в результате наблюдения за окружающим миром и попыток взаимодействия с ним.

— Разные сенсорные каналы (зрение, слух, осязание) воспринимают одну ту же реальность, а не, скажем, несколько независимых.
— Эта реальность продолжает существовать, даже когда её не наблюдают.
— Можно добиться желаемого явления в одной модальности (например, вкусовых ощущений), если задействовать другие (например, взять еду и положить её в рот, пользуясь для этого зрением и осязанием).

Многие другие важные знания относятся к области лингвистики.

— У людей есть имена, в том числе у тебя самого.
— У родителей тоже есть имена, и это не Мама и Папа.
— Мама и Папа — это относительные роли, у других детей они другие.
— Личные местоимения относительны: значения слов «я» и «ты» зависят от того, кто и кому говорит.

Или вот из области психологии

— Другие люди обладают сознанием, похожим на твоё.
— Каждый обладает отдельной от остальных эмоциональной сферой.
— Можно догадаться о чувствах другого человека, вообразив себя на его месте.

Это очень маленькая часть всего. Всё это весьма базовое, без чего трудно вообразить человека. Тем не менее, для каждой из перечисленных вех есть возраст, в котором дети этого ещё не понимают. Жан Пиаже исследовал, что в каком возрасте появляется, и на основании этого разделил интеллектуальное развитие человека на четыре стадии, причём последняя из них соответствует возрасту от 12 лет и старше.

К чему я это? К тому, что мы, люди, крутые. Мы рождаемся, не зная вообще ничего о мире, даже того, что этот мир существует как нечто отдельное от нас, а уже через год умеем перемещаться в пространстве, удерживая равновесие. Ещё через два года мы начинаем осваивать язык — сложную сигнальную систему с рекурсивной грамматикой. Дети школьного возраста умеют плести интриги.

Предлагаю упражнение. Напишите в комментарии факт из естествознания, математики, лингвистики, философии или другой области знаний, который дети обычно познают самостоятельно, без помощи педагогов, книг и образовательной системы. Например: «люди делятся на два пола». Или «отбой не является в прямом смысле концом жизни».
snowman

Как не травмировать детей школой

Советская и постсоветская школа травмирует детей. Да, не всех и не каждая; может быть, именно вам или вашим детям повезло с учителями и классом. Но очень многие запомнили школу как место бессмысленного принудительного труда под надзором людей, ненавидящих свою работу.

Можно, конечно, сколько угодно говорить, что совковых училок, ненавидящих детей, нужно гнать из профессии. Я и сам год назад так писал. Но, во-первых, это, разумеется, неосуществимо, а, во-вторых, вряд ли решило бы проблему. Учителя не рождаются такими — их такими делают профессиональное выгорание и личные психологические проблемы.

Одно из требований профессионального стандарта для психотерапевтов заключается в том, что псиихотерапевт должен ходить к психотерапевту. Это необходимо по многим причинам, в том числе для профилактики выгорания и профессиональной деформации личности.

Если бы профессиональный стандарт для школьных учителей включал в себя обязательное прохождение психотерапии, то школа травмировала бы детей намного меньше. Например, вместо того, чтобы орать на целый класс, как ей все надоели, учительница литературы могла бы обсудить это с психологом. Учительница биологии вместо того, чтобы унижать старшеклассниц за вызывающий внешний вид, могла бы научиться принимать свою собственную внешность. А физрук вместо унижения «ботаников» разобрался бы с тем, какие чувства маскирует его агрессия.

Collapse )
snowman

Каждый образованный человек должен это знать

Ни один мой пост не становился таким популярным, как этот. Скоро 1 сентября, уместно вспомнить.

Каждый образованный человек должен это знать

Сейчас буду замахиваться на святое: то, что должен знать каждый образованный человек. Я имею в виду программу средней школы, причём именно базовую, то есть то, что полагается изучать всем — и физикам, и лирикам. Ценность значительной части этой программы не то чтобы равна нулю, но очень низка.

Химические свойства сульфатов, климатические условия Индокитая, проблемы нравственности в творчестве Тургенева, формула синуса двойного угла, признаки отряда непарнокопытных — всё это вы изучали в школе. Среди моих читателей немало окончивших школу с медалью. Вы всё это знаете? У меня была золотая медаль, но я не помню и половины. Что-то может стать профессиональной специализаций, ещё что-то — сферой любительского интереса, но большая часть всего этого — балласт.

Часто говорят, что школа учит учиться, прививает прилежание. Я сейчас даже не стану обсуждать, какие именно подходы к учёбе и вообще труду закладывает типичная школа в странах бывшего СССР — списывать, работать на оценку, «сдать и забыть», делать всё в последнюю ночь, заниматься не тем, что интересно, а тем, что спустили сверху.

Collapse )
snowman

Кем я работал

Редко когда участвую в таких затеях, но мне стало интересно перечислить все функции, которые я когда-либо выполнял за деньги. В каком порядке всё это было, не помню, поэтому пишу по алфавиту.

— Автор статьи в техническом журнале
— Актёр
— Верстальщик
— Молодёжный вожатый
— Писатель
— Преподаватель CorelDraw
— Преподаватель программирования
— Программист
— Системный архитектор

Как-то беловоротничково всё вышло.
snowman

Мозговой штурм: геймификация уборки

Предлагаю подумать на тему геймификации уборки (а точнее — разбора завалов).

Геймификация — это превращение в игру какого-то процесса, который сам по себе игрой не является. Например, Duolingo геймифицирует изучение языков, устанавливая ежедневные цели, поощряя достижения и подсчитывая число дней без перерывов. Pokemon Go — геймификация пеших прогулок по городу: с этим приложением вы не просто гуляете, а ловите покемонов. Есть довольно много вариантов геймификации физических тренировок, учёбы и даже офисной бюрократии.

А вот как можно было бы превратить устрашающую, кажущуюся неподъёмной задачу «разобрать бардак в кладовке» в игру? Сам процесс контролировать приложением вряд ли удастся, да и определить с помощью камеры, как идут дела и сколько сталось, не представляется возможным. Но если у задачи нет очевидного решения, это ещё не значит, что она вообще не решается. Давайте подумаем вместе.

Напоминаю главное правило рубрики «мозговой штурм»: критиковать чьё-то решение можно только в том случае, если в этом же комментарии вы предлагаете улучшение, исправляющее недостаток, на который вы указываете.

snowman

Норвегия: умение организовываться

Что меня восхищает в норвежской культуре, так это умение организовываться. Причём, в отличие от успехов в лыжном спорте и добыче шельфовой нефти, об этом поводе для гордости сами норвежцы, похоже, не знают. А мне, иммигранту, это хорошо заметно.

Если разрешить норвежцам парковку на пустыре, то машины непременно выстроятся более или менее стройными рядами, несмотря на отсутствие разметки. (В этом норвежцы противоположны израильтянам.)

Когда норвежцы решают, например, создать у себя в районе общество грибников или шахматный клуб, то непременно избирают председателя и членов правления, назначают ответственных за различные сферы деятельности и проводят общие собрания не реже раза в год. Вместо того, чтобы неформально «скидываться» на нужды клуба, на собраниях учреждают членские взносы, а правление отчитывается о сборах в бюджет и расходовании средств из него.

Это может показаться излишней бюрократией, но с тех пор, как я в первые годы в стране отсмеялся по поводу «выборов в правление клуба настольных игр», идея проводить такие выборы представляется мне всё более привлекательной. Например, я ни разу не стал свидетелем разборок в родительском чате при школьном классе. Здесь и чатов-то родительских нет, потому что общий чат на толпу народа — это жутко неэффективно.

Collapse )
snowman

Ставьте запятые, где хотите

Недавно широкое распространение получил пост о сложностях русской пунктуации:

https://www.facebook.com/dkorablin/posts/2168227453233562

А вот мой вариант рассказа о том, как расставлять знаки препинания в тексте на русском языке. Для простоты возьмём только запятые, так как запятая — наиболее употребимый знак. Предупреждаю, рецепт подходит не всем.

Итак, правило. Ставьте запятые, где хотите.

Чтобы понять, почему это не бред, нужно вспомнить, почему существует пунктуация, и откуда взялись все эти правила.

Современная запятая происходит от системы точек, введённых в употребление Аристофаном Византийским в III веке до н.э. Он придумал разделять стихи точками, расположенными вверху, в середине или внизу строки, показвая расположением точки, насколько глубоко придётся вдохнуть, чтобы прочесть вслух следующий за точкой фрагмент. Запятая берёт начало от точки, расположенной в середине строки.

Итак, запятая — это знак, помогающий читать вслух. Попробуйте с выражением прочесть вслух предложение со множеством запятых. Вы заметите, что запятые обозначают места, в которых при чтении делается крошечная пауза. Этими паузами предложение как бы делится на интонационные сегменты.

Collapse )
snowman

Не говорите правильно, говорите эффективно

Из того, что в русском языке есть глагол «ложить», «кофе» может принимать средний род, а «экспрессо» — просторечный вариант слова «эспрессо», — вовсе не следует, что преподавать литературную норму языка не нужно. Конечно, нужно. Давайте разберёмся, зачем.

Если все станут говорить «ложить»… Нет, если прямо все-все станут так говорить, значит, языковая норма изменилась. Хорошо, если конкретный выпускник учебного заведения станет говорить «ложить», что тогда будет?

Тогда этого человека могут опознать как необразованного, несмотря на оконченное образование. Этому человеку может быть труднее других заводить социальные связи в той среде, в которой, возможно, он этого хотел бы. Этот человек может понизить свои шансы получить работу, произнеся «ложить» на собеседовании. В общем, говорить «ложить» вредно для говорящего, а знать, как лучше говорить, чтобы не попасть впросак, наоборот, полезно. Это не этический вопрос: говорить «ложить» — не порок, — а «класть» — не добродетель. Это вопрос эффективности. Язык — это инструмент, и поэтому, бесспорно, задача образовательной системы — научить пользоваться этим инструментом эффективно.

Collapse )
snowman

Учиться и учить

Летом 2006 года я увидел в витрине магазина распродажу роликовых коньков за полцены и под влиянием сиюминутного настроения купил их. На тот момент я не умел кататься ни на роликовых, ни на ледовых коньках, но мне это показалось несущественным. К счастью, там же продавались шлемы и комплекты защитных накладок на локти и колени.

Я вышел из магазина и надел на себя свои покупки. Пару раз упал, пока учился стоять неподвижно. Раз десять свалился, экспериментально выясняя, какие из всех мыслимых движений приводят к желаемому результату — движению вперёд. Распластался по асфальту безлюдной хоккейной коробки никак не меньше пятидесяти раз, отрабатывая разгон и торможение, левые и правые повороты, ходьбу и бег. В комплекте защиты не было ничего для запястий, поэтому они были разодраны от многочисленных падений. Тем не менее, через пару дней я вполне уверенно мог перемещаться на роликах в городской среде и получать от этого удовольствие.

Через пару недель мне позвонил друг, который зашёл ко мне домой, пока меня не было дома (это было в порядке вещей, у него был ключ), обнаружил там ролики и спросил, можно ли взять погонять. «Да не вопрос», — ответил я. Через пять минут второй звонок: «А как это всё надевать?» Я объяснил, как надеть коньки и защиту. Вскоре друг позвонил в третий раз и спросил: «А теперь расскажи, как на них кататься».

Collapse )
snowman

Необычное в языках: времена глаголов

А давно я не рассказывал ничего о диковинках в иностранных языках. Расскажу сегодня о временах глаголов.


У людей, пострадавших от советской системы преподавания английского языка, при слове «время» активируется посттравматический синдром. Перед глазами встают простыни таблиц со всевозможными past perfect continuous. Не надо так. Знаете, сколько времён у английских глаголов? Два.


Все эти варианты из учебников — это комбинации времени и так называемого аспекта. Почему-то при всей любви советской школы к лингвистическим терминам об аспекте в учебниках нет ни слова, но именно аспект отвечает за вариации вроде «действие совершается в данный момент» и «действие завершено». Об аспектах я напишу как-нибудь в другой раз, а сегодня — о времени.


Так вот, если убрать аспекты, то времён в английском, как и в других германских языках, всего два: прошедшее и непрошедшее. С прошедшим всё понятно: оно описывает события, имевшие место в прошлом. А непрошедшее, соответственно, описывает события, имеющие место не в прошлом, а в настоящем или будущем. С помощью непрошедшего времени можно говорить о будущем, просто уточнив время: «мы завтра идём в кино» (да, в русском тоже так можно). А вот «мы вчера идём в кино» уже нельзя сказать: для описания прошлого непрошедшее время не подходит.


Collapse )